КОЗА

            Радостным пружинящим шагом он вырвался из кондиционированной прохлады аэропорта и замер пораженный – шел дождь! Редкий и долгожданный в этих местах дождь! Огромные горячие капли беспорядочными струями падали с неба на раскаленный асфальт и моментально испарялись, образуя фантастическую дымку над раскидистыми пальмами и диковинными яркими цветами на клумбах! Грохнул гром - и в промежутке между двумя черными тучами неожиданно выглянуло солнце, разразившееся диковинной - в полнеба - радугой, в которую улетал блестящий серебристый самолет... Красота!!! И он шёл, непроизвольно раскинув руки, мокрый и блаженный, счастливо улыбаясь чопорным немецким бабкам с баулами, нескладным местным барышням с усиками, вальяжным грузчикам, чопорным водителям и угодливым полисменам... Он был счастлив!!! По настоящему счастлив, как бывает счастлив человек лишь несколько раз в жизни! И на стоянке такси он выбрал новенький кондиционированный белый «Мерседес»… И раскинулся на прохладном кожаном сиденье,  и вкусно затянулся сигареткой, и повел дежурный разговор с таксёром, умильно восхищаясь его ломаным английским оборотам… А мимо неспешно плыли диковинные средиземноморские  пейзажи…
            …А начиналось всё рутинно.
            И счастьем тогда и пахло, хотя имелось, признаться, какое-то сладостное предвкушение… Но и не более того. Короче – поздний осенний отпуск. Куда? Конечно к морю – иначе в зиму с бесконечными соплями. А море, ясно, заграничное - у нас уж холодно теперь. И – главное – один… И – отпустили… Ну всё понятно? Да?…
            Во-во… Ну бес, конечно же, в ребро и – в Интернет. Там – спутник в тур – и куча предложений, был бы спрос… Ну а не все ли нам равно? Козлы мы или нет, в конце концов?… Козлы конечно, но это стало ясно позже… Ну а тогда – провинциалка, в меру умная и в меру сексуальная, готовая за ваш счет... Красиво, внятно излагает – ну, блин, не класс ли, мужики!!!
            Да класс конечно, согласись, будь трижды ты ханжа… Короче – пара писем, взаимный томный интерес, красивые духи (в запас), путёвки, бабки, туры, авиабилеты… И – Шереметьево с утра, за час до регистрации… И – встреча…
            …Стояла  сухопарая широкоплечая блонда в каре с тяжелым подбородком и на полголовы выше… Бывшая чемпионка области по плаванию, как выяснилось…
            Козерожка… Жена – козерог, начальник - козерог, надоедливый сосед – козерог. И тут , блин - козерог… Ну вот – приплыли… Хотя, быть может, и среди козерогов бывают исключения?… Ну да - скорей всего бывают! Бывают наверное!  Ведь отпуск-море впереди и - куча приключений! А неизведанное  - оно всегда щекочет, волнующе щекочет верно, брат?…
            …И некурящая. И очень мало пьющая. Ну, слава богу, что хоть на борту от «Бейлиса» не отказалась... А долетели хорошо – демократично – самолет полупустой, уходишь в хвост, ложишься -  ноги наверх и куришь себе валяешься. А стюры тебе виску на телегах подвозят… Класс! И тут же вульгарные наши челночницы ихних усатых-пузатых местных кадрят внаглую. И рядом еще очень томная и загадочная барышня тоже курит-валяется и виску тянет в темных очках. …Хотя, валяйся себе, ладно – у нас тут и своё есть…
            …А оно-своё продрыхло всю дорогу. Хотя ведь и понятно – всю ночь до Москвы добиралась и  не заснула ни минуточки. И даже как-то мило-жалко…
            А вот как сели в разноцветное раздолье, да в пальмы-жару окунулись в толстых куртках-свитерах, то прямо как воспрянули что-ли… Как дети радовались солнцу и улыбались яркому автобусу и гиду в угловатых шортах... А, слушай - вроде ничего - и даже что-то симпатичное… И глянь – и грудь, и ножки в норме… И волосы красивые… Живём!!!…
            …Прекрасный двухкомнатный апартамент с отдельных входом и огроменной мебелированной верандой – с пальмой, метрах в ста от моря... А фигли нам, красивым бабам – гулять ведь так гулять! Море плещется, кондишен гудит, а мы босиком по теплому мраморному полу перед теликом и с грейпфрутовым соком со льдом... Первый раз, короче, за границей так, чтоб только отдыхать! Ну - отдохнём!..
            …И вот - зеркальный ресторан прямо на улице и она, запьянелая с устатку-голодухи, и экзотические блюда и резко наступающая ночь… Огни и море… Звезды… Пляж… Прохладная постель…
            …И сразу отрубилась, как легла. Оно понятно – перелет, усталость... Храпит с устатку – мочи нет... Хотя с устатку кто же не храпит? И так почти всю ночь…  И только руку ее взял в свою, дрожащую, пытаясь передать всё то, что на душе… Видать не удалось. Заснул под утро. А поутру, конечно, овладел… Без удовольствия, дежурно, полусонно. Вроде бы как надо…
            И - началось… Ну ладно поутру, с устатку, в первый раз – поймет любой. Но дальше!… Дальше - блин…
            (Простите, барышни), но вот скажи, браток - когда-нибудь имел ты ДЕРЕВО?! Дуб, саксаул?… А?  А, впрочем - нет, чуть-чуть не то… Вот ты сходи, братан, и сунь В СКАЛУ – в сухой шершавый камень, леденящий мертвечиной… Представил, да?… Короче, полная некрофилия... Какой интим, романтика и чувства? Он не любил (хотя мечтал) – он просто ТРАХАЛ... Трахал - труп…
            Хотя... Оно и ладно бы… Ведь некрофилы – тоже люди и может появился бы особый извращенный интерес, но…
            …Вот сидит – читает свой журнал. А он и вьется, и щебечет, целует, комплименты говорит, и гладит опытно, но – НОЛЬ! …Читает свой журнал. И лишь к исходу часа, вконец уж изможденному – бросает типа – надоело мол, давай скорей. И он униженно спешит снимать трусы… Но тут же окрик – чур не целоваться, табаком воняет (блин чистил-чистил эти зубы и «Орбита» жевал, унюхала, отрава…).
            А дальше – больше… За любые комплименты - по губам - да фигли ты в телячьи нежности играешь? Да и вообще – идешь по улице и ведь не куришь, а все - равно воняешь табаком! Скурился весь – прикинь, что там внутри, противно... И этот гриль – он вредный, ты закажи мне макароны, у них тут  макароны есть? Блин, макароны вообще люблю… А как звонить по вечерам любила – жуть! По целой карточке за раз – какие-то напряги на работе. Да нет, не денег жалко (ведь обещал за все платить), а их количества (а круто убывает…).
            И засвербило в собственном мозгу – униженный и табаком вонючий скупердяй, слюняво вопрошая подаянья… Блин, платит… (Блин, за что?!…)  И, блин, об этом ли мечтал?!
            …Ну а теперь ответь, братан, как на духу – ВОСПРЯНУЛ бы ты после вот такого? И ВОЗЖЕЛАЛ бы ты хоть раз ЕЩЁ?...
            А ведь прошло всего два ДНЯ! А впереди – неполных две НЕДЕЛИ!… Ты понял, да???…
            …!!!
            …Да нет, ты прав - в конце концов – он тоже бы УБИЛ! А после - извращенно трахнул настоящий стылый труп! И тоже воспылал бы наслажденьем!…
            … Но тут вмешались силы свыше.
            …Знать есть на свете Бог! Потому что ровно на третий день у нее на работе случились какие-то там форсмажоры и она в весьма категоричной форме потребовала себя обратно домой. …И он оборвал все телефоны, поставил на уши все наши и не наши турагентства, отвез ее в аэропорт, где в конце концов заплатил кому надо и сколько сказали за то, чтобы засунуть ее в тот самый некстати перегруженнный чартер и пожелать попутного ветра (в жопу)…
            …А она и напоследок закатывала истерики – мол что ты мямлишь, мол, не улечу, блин, шустрей давай, мол, бегай, что стоишь, мол люди улетают, блин, а ты… Да улетишь - куда ты не хер денешься! ТЫ так не хочешь этого, как Я того хочу!..
            Козёл вообще-то… Истинный козёл… И чтоб ЕЩЁ хоть РАЗ, блин, в ЖИЗНИ!!! Да НИКАКИХ СЛУЧАЙНЫХ СВЯЗЕЙ!!!
            …Короче, вбухнув в это приключение наверно даже больше, чем полтыщи (а нервных клеток никто и не считал), он….
            …Был счастлив!!! …
            …Он…
            …выбрал новенький кондиционированный белый «Мерседес»… И раскинулся на прохладном кожаном сиденье,  и вкусно затянулся сигареткой, и повел дежурный разговор с таксёром, умильно восхищаясь его ломаным английским оборотам… А мимо неспешно плыли диковинные средиземноморские  пейзажи…
            …А после отвалил НУ ОЧЕНЬ щедрых чаевых обалденелому таксёру, и накупил себе любимому орехов – фруктов - виноградов и шоколадов, и бренди пятнадцатилетней выдержки... И заказал себе ужин на воздухе.
            На одного…
            И сидел ОДИН - в черной ночи,  за белым столиком, возле голубого бассейна, потягивая красное вино под смачно хрустящую коричневую корочку чего-то там на рёбрышках, смело курил, пуская удалые кольца дыма навстречу радужным прожекторам…
            А после плавал радостный и пьяный в море… В ночном молочно-тёплом море - там, где купается причудливо луна... И всех жалел - кто там в Москве, где слякоть, дождь и около нуля…
            Ну а потом сидел вальяжно на террасе огромного двухкомнатного апартамента – мокрые плавки, ноги на стол - и потягивал вкуснейшее бренди под шоколадку с сигареткой на горячем ночном ветру под раскидистой пальмой и яркими южными звёздами... А мимо с тихим шипением проносились блестящие автомобили с открытым верхом и беззаботными людьми. Плескалось бесконечное море, расцвеченное яркими огнями прогулочных судов, смеющихся и бухающих музыкой с флажками… И впереди у него было целых ДЕСЯТЬ ДНЕЙ!!! Свободы…  Когда сам себе хозяин…
            И он был счастлив!!!…
            По настоящему счастлив. Так, как бывают счастливы лишь несколько раз в жизни! Настоящее счастье – свобода. Кому банально, а кому и…
            …И уже под утро, перед самым кренящимся и налево – направо  радужным сном, в причудливо и радостно захмелевшем мозгу вдруг сами по себе сложились строки... Записать их уж не было сил, но вспомнить наутро всё-таки удалось. Потому, что хоть и немного коряво, но зато в точку:

Купи, брат себе козу –
Козерогатую Дерезу!
- …Нырнешь из огня, да в полымя,
Схлопочешь рогами в вымя,
И крикнешь, что было сил –
А на х..я  ж я её купил?!!!…
           .   .   .   .   .
Коза, брат,
            не покупается.
Она
            по свободе шляется,
Колючки жрёт.
            И бодается…
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

P.S. … И пришло похмельное утро с грейпфрутовым соком из холодильника и искрящимся бодрящим бесконечно тёплым морем... И было ЦЕЛЫХ ДЕСЯТЬ ДНЕЙ  чисто человеческого общения с двумя питерскими бухгалтершами и их дитём, барменшей – румынкой, ненавидящей Windows вообще и Билла Гейтса в частности, двумя звукорежиссерками с ТВ-6 и без мужей, студенткой МВТУ с крупными бёдрами, а также Теодорой – болгаркой, загоравшей у бассейна топлесс (двадцать восемь – а такие сисечки…).  ДЕСЯТЬ ДНЕЙ… Просто ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО общения!
            …И эта Теодора-болгарка даже скромно чмокнула в щечку перед автобусом на прощание.  И это было, пожалуй, САМОЕ СИЛЬНОЕ ощущение за все это время! Не веришь?  Купи, брат, себе козу... 
 

Сайт управляется системой uCoz