Я

                Я...
                Я тварь... Мерзость... Гадость... Противная, липкая... Бледная, вонючая...
                Тварь...
                И от одной этой мысли  вновь подступает к горлу режущий тупой комок, который не удержать от боли... И меня опять рвёт тягучей желтоватой горькой слизью, в которой я захлёбываюсь, которая склеивает горло и не даёт дышать, и я сдавленно кричу... И обессиленно лежу лицом на леденящей белизне унитаза, тонко пахнущей мочой и резко горькой желчью... И за рукой от губ тянутся неровные прозрачные тонкие сопли, размазываясь по красивому зеленому кафелю стены в безумные сюрреалистичные узоры...
                Тварь, тварь...  Рука нащупывает и нажимает кнопку, дающую короткую, но долгожданную струю воды, чтоб освежиться...  И я отрываюсь от унитаза, сворачиваюсь калачиком  на блестящем кафельном полу и забываюсь в содрогающем всё тело тяжком бреду...  Холодно и  тесно... Не пил... Месяц ни грамма... Обидно... Лучше бы по пьянке... А тут... Еще один комок подкатывает к горлу и затыкает, как бильярдный шар... И я опять сипло и сдавленно хриплю, пытаясь пропихнуть его наружу, но рвать уже нечем и резкая неимоверная боль сгибает тело впополам...
                 ...В пятницу?...  Три дня?...
                Уже три дня... И три часа...  И место оказалось самым глупым - подиум... Где ходят модели... Где куча камер, тьма народу  и все толкутся, и все мешаются... Но...
                Я отдал ей ключи от её квартиры...
                А она их в сердцах забросила куда-то вдаль,  где ходят эти модели...
                Всё.
                Мерзкая осень с дождём и ветром... Дурацкий подиум... И лучше было бы отрезать сразу. И уйти... А так  нам было только хуже - и ей, и мне... Зачем мы растянули это??? ...
               Хотя она ведь всё сказала за это время.... Всё... Всё, что ей надо было сказать. А я молчал... И дай ей Бог, чтобы  от этого ей стало ну хоть на грамм полегче... Но эти слёзы...
               И через три часа меня снесло...  Срубило, скрючило, свалило,  гнёт и мнёт...  Я третий день размазываю густые сопли изо рта, блюю и корчусь от животной боли... И ещё не знаю, что ещё через три дня, когда немного поотпустит, случится свадьба...
               ...Но на которой малолетку я не взял, хотя та с полуоборота повелась... Лет двадцать, дурочка ещё... А крышу сорвало уже после четвёртой рюмки... И я разнузданно сгребал в охапку двух соседок, с которыми слюняво, чувственно и откровенно мы пили брудершафт - на троих... А я тянул четвертым  в нашу компанию отца невесты...  И музыканточке Наташе отчётливо сказал безумно наглыми и пьяными глазами - Наташа, только в жопу... Ну что же, для начала... - ответили блудливые глаза... Но я уже притиснулся вплотную к другой соседке в тягучем потном и предельно откровенном медленном танце... И позже, ночью, взяв её руку,  сказал ей, что хочу её безумно прямо сейчас и здесь на этом кухонном столе...
                И знал, что этого не будет... Никогда.
             ...Зачем я это делаю?... Зачем я это сделал?... И я ли это?... И я лежу на кафельном полу и вспоминаю о том, что будет через три дня... Со мной, а может не со мной, а может и не будет...  О том, что было три дня назад, а может и не три, и не со мной, и не было... Устал я, выдохся... Не смог я стать её мечтой...  Безумно трудная это обязанность, как оказалось...  И на зелёный леденящий кафель, от которого нет сил поднять заросшую седой щетиной щеку, стекает тёплая жемчужная  капелька...
            Хотя,  быть может, просто блевотина?...

 
Сайт управляется системой uCoz